01:55 

Под твоей кожей.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Под твоей кожей
Автор: Laora
Бета: Стина
Фандом: Наруто
Пейринг: Сакура/Хината
Категория: фемслэш
Размер: мини, 2645 слов
Жанр: юмор, драма, романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Ссора под Новый год может привести к непредвиденным последствиям.
Примечания: постканон, крэк, мелькают ОС

Накануне Нового года Сакура и Хината разругались вдрызг.
До этого все было хорошо — они сходили в храм, написали желания на табличках («всегда быть вместе»), полюбовались, как Сай под чутким руководством Ино пытался справиться с воздушным змеем, пока Наруто запускал юлу, а Киба, отдуваясь, с посильной помощью Акамару волок здоровенную даруму. В ханецуки* с товарищами Хината, правда, играть отказалась — не хотела расхаживать с раскрашенным лицом, но Сакура ее прекрасно понимала и никаких претензий не имела.
А придя домой, они поссорились.
Ссориться с Хинатой всегда было еще тем испытанием. Обычно это выглядело так:
— Хината, я опять нашла у тебя фотографию Наруто!
— Ну…
— Ты что, все еще на него заглядываешься?!
— Э-э…
— Несмотря на то, что мы с тобой встречаемся уже больше года?!
— А…
— Я, между прочим, с ними обоими давно порвала! Саске-куна вообще убить пыталась, Наруто на все четыре стороны отпустила! А ты… Как увидишь этого придурка на улице, сразу краснеешь и чуть в обморок не падаешь, так, что тебя на себе волочь приходится! Признавайся — ты всегда краснеешь потому, что легко возбуждаешься?!
— Са… Сакура… По-пожалуйста, не говори так…
— Если так будет продолжаться, я вышибу из него последние мозги! И что герой деревни, не посмотрю!
— Са… Сакура, — лепетала Хината, трогательно прижимая руки к груди. Опаловые глаза наполнялись слезами. — Т-ты… такая… жестокая, Сакура!
Говорят, что против лома нет приема; а у Сакуры не было приема против слез Хинаты. Видимо, срабатывал материнский инстинкт... А может, это была дакрифилия**.
Стоило Хинате заплакать, как Сакура отказывалась от своих слов и принималась вымаливать прощение.
— Нет! — Хината хмурилась и гневно отворачивалась.
— Хината! — возмущалась Сакура, но тут же сбавляла тон и продолжала извиняться. Через некоторое время Хината сменяла гнев на милость, начинала отвечать на поцелуи, и заканчивалось все примирением в постели.
Но на этот раз вышло по-другому. И дело было не в совпавших ПМС — иначе Сакура и Хината не скандалили бы, а плакали в обнимку. Такое с ними уже случалось.
Все было куда прозаичнее: Сакуре не понравилось то, что Хината постеснялась взять ее за руку при товарищах.
— Ты что, меня стыдишься?
— Я считаю, о наших... отношениях необязательно объявлять так открыто, — пробормотала Хината.
— Думаешь, они не знают, что мы встречаемся?
— Может, и знают, но правила приличия...
— Они так сильно тебя волнуют? Ты поэтому до сих пор не хочешь жить вместе?! — Сакура сама не заметила, когда перешла на крик. Она всегда пропускала такие моменты.
Несколько месяцев назад Сакура подарила Хинате ключ от своей квартиры. Та обрадовалась, взяла, поблагодарила... но на предложение переехать ответила отказом. То у нее важная миссия, то она после миссии устала, то в поместье Хьюга ремонт, и вещи вообще найти невозможно, то еще что...
Сакура не хотела давить на Хинату, но такое отношение вкупе с тем, как Хината шарахалась от нее, стоило им оказаться на людях, ранило.
У Хинаты было традиционное «правильное» воспитание, она стыдилась сказать вслух о многих своих желаниях. Люди вокруг не были достаточно проницательны, чтобы эти желания угадать, поэтому Хината часто расстраивалась — пока не сблизилась с Сакурой.
Той не нужно было знать наверняка, хватало и того, что чувствовала. Но сейчас чувствительность Сакуры обратилась против нее — Хината начинала ее избегать. Сакуре это не могло понравиться.
— Я постоянно у всех на виду, — Хината сжала кулаки, — наследница Хьюга! Я не могу отказаться от этого, раз уж Ханаби вышла замуж за члена другого клана. Если я буду поступать так, как мне заблагорассудится... это бросит тень на весь клан.
— То есть, долг для тебя важнее, — подытожила Сакура. Ей очень хотелось что-нибудь разнести. — Почему же ты тогда согласилась встречаться со мной? Почему говорила и... делала... разное? Это была просто игра? Проверить свои силы?
— Нет! — Хината попыталась положить руки ей на плечи, но Сакура ее оттолкнула. — Пожалуйста, пойми... Ты важна для меня, очень, но клан...
— Я не могу этого понять, — отчеканила Сакура. — Из моих родителей никудышные синоби. Я не из древнего клана, как ты. Я привыкла к тому, что говорили за моей спиной, и думала, что ты — тоже. Но, получается, чужие слова для тебя значат больше, чем наши отношения? Хотела бы я, чтобы ты оказалась на моем месте.
— Сакура... — На этот раз она оттолкнула Хинату резче, чем раньше — и испугалась.
Ту отбросило к стене. Несильно, даже, наверное, не больно, но...
Больно.
Глянув на Сакуру, Хината вылетела за дверь.
Та осталась стоять там, где стояла.

***

Руки двигались машинально, складывая из бумаги знакомую фигурку — журавлик. Сложить журавлика, спеть песню, загадать желание, спрятать под подушку — и ждать, что приснится, каким будет хацуюме, первый сон в году.
«Может быть, мое желание сбудется, — загадала Хината. — Хотя бы на этот раз».
Она думала, что долго не сможет уснуть, но провалилась в сон практически мгновенно — стоило закрыть глаза.
Ей не снилось ничего — или ничего не запомнилось.
А проснулась она уже в квартире Сакуры, в ее кровати.

***

Этого не могло быть.
Ладно еще комната Хинаты: при некотором усилии можно было представить, что Сакура пробралась сюда тайком, через окно.
Но лицо Хинаты в отражении... это ни в какие ворота не лезло.
Сжав это знакомое нежное лицо в ладонях, — отражение послушно сделало то же самое — Сакура закричала.
Голос тоже был как у Хинаты — один в один. Правда, так громко она обычно не вопила.
Влетевший в комнату мужчина с клановыми хьюговскими глазами был Сакуре знаком. Она до этого часто видела его с Хинатой, но остановиться уже не успевала — в мужчину полетели сначала масло для лица, потом увесистый девичий дневник на замке, больше напоминавшем амбарный, а потом и само зеркало.
Хьюговские глаза у этого парня были не для красоты. Масло для лица и дневник он отбил в полете — они упали прямехонько на кровать Хинаты; зеркало поймал и осторожно поставил на пол. После чего невозмутимо сообщил:
— Хината-сама, одевайтесь быстрее. К вам жених приехал.
— Что?! Жених? — Голос некрасиво сорвался, и Сакура откашлялась.
— Он Хьюга, хотя долгое время служил у дайме Страны Огня. Для нас его приезд тоже был неожиданностью. Но он хочет немедленно с вами увидеться.
«Жених... так вот почему Хината меня избегала! Знала, что придется выйти замуж, и не хотела навлечь на себя подозрения. Почему она мне ничего не рассказала? Неужели думала, что сможет скрыть от меня свою свадьбу?!»
— Вам помочь? — Мужчина из клана Хьюга сделал шаг вперед. Сакура отступила, нервно содрогнувшись.
— А это... женщин у вас... у нас в клане не водится?.. Как-то...
— Хината-сама, я же вас с младенчества одеваю, — терпения этому Хьюге было не занимать. — Неужели забыли? Женщин к своим дочерям Хиаси-сама после смерти вашей матери не подпускает, говорит, еще дурному научат. У Ханаби-сама, правда, была няня... вот поэтому Ханаби-сама вышла замуж не за Хьюга. Это Хиаси-сама так говорит.
— Я сама переоденусь, — попыталась возразить Сакура.
— Парадное кимоно, — настаивал Хьюга. — Возьмите то, с камелиями. На встречу с женихом все же идете.
— Ки... кимоно? — Сакура далеко не была уверена, что сможет надеть его сама, поэтому передумала: — А знаешь, помоги мне!
Ее только что осенило: если она заняла место Хинаты в ее теле... куда же делась сама Хината?

***

Хинату разбудил отвратительный звук. С трудом разлепив глаза, она тут же вспомнила о бумажном журавлике, проверила его наличие под подушкой, облегченно выдохнула... и подскочила на месте.
Журавлик был тот. Она сама — нет.
Что-то изменилось. Она видела... не так, как раньше. Знакомое чувство — можно хоть сейчас активировать бьякуган — исчезло.
Хината поднялась. Она была в квартире Сакуры, только все тут располагалось чуть ниже, чем раньше.
А может, она сама стала выше.
Противный звук повторился. Хината перевела взгляд на телефон — он просто разрывался от звона. Нужно поднять трубку.
— Слушаю.
Собственный голос прозвучал как-то странно, пусть и знакомо.
— Сакура! — обрадовалась Ино на том конце провода. — У нас в клинике ЧП, бегом сюда!
— В клинике?
— Да! Тот мальчик, Исами... он с крыши хочет сброситься! Хорошее начало нового года, говорит. Мы к нему никак добраться не можем. Это же ты с ним работала? Уговори его как-нибудь!
— Но я...
— Немедленно! — Ино отключилась.
Хината посмотрела на трубку в своих руках. Потом перевела взгляд на зеркало.
Сакура оттуда ответила ей непривычно неуверенным взглядом.

***

— Жених ждет, Хината-сама, — терпеливо напомнил Сакуре Хьюга — как выяснилось, его звали Ко.
— Потом, — отмахнулась Сакура. Передвигаться в кимоно было непривычно, она уже несколько раз чуть не упала. Ее размашистые жесты для такой одежды не годились. А вот Хината была бы идеальной женой в кимоно. — Подождет еще немного.
Шпилька самого простого украшения кандзаси, одного из тех, которые выложил перед ней Ко, подошла как нельзя лучше, и теперь Сакура увлеченно ковырялась в замке чужого дневника. Конечно, читать дневник Хинаты без ее разрешения...
Но ведь она сейчас в теле Хинаты. Почему бы и нет?
— Хината-сама, — в голосе Ко прорезалось неожиданное одобрение. Сакура даже от дневника на мгновение отвлеклась, — если вы не выйдете к нему, это может привести к серьезным последствиям для клана.
— Передай ему, что я... э-э-э... немного не в себе после вчерашнего. Праздник же был, все дела. Мне надо голову поправить. Вот как поправлю, так сразу к нему и выйду.
— Будет исполнено, — без малейшего удивления пообещал Ко.
И, наконец, вышел, оставив Сакуру наедине с желанным дневником.

***

Мальчик стоял на краю крыши и чуть пошатывался.
— Сакура! Наконец-то, — Ино подбежала к Хинате, схватила ее за рукав. Та вздрогнула — другие люди нечасто ее хватали. Сакура была исключением, да и той она в последнее время не позволяла... Хината подавила тяжкий вздох. — Останови его! Скажи ему что-нибудь, так, как только ты умеешь...
— И... Исами-кун, — запнувшись, позвала Хината.
— Громче, он же тебя не слышит.
— И-исами-кун!
— Он на четвертом этаже, — Ино посмотрела с непониманием. — Оттуда плохо слышно, кричи громче. Да что с тобой сегодня такое?!
— Исами-кун! — что есть мочи закричала Хината.
Давно она не выпускала на свободу свой голос.
Мальчик на крыше посмотрел вниз.
— Сакура-сан?! Вы пришли, чтобы забрать меня?!
Вот уж у кого не было никаких проблем с выражением чувств.
— Да! Поэтому спускайся! — Хината думала, что напрягать голосовые связки будет непривычно, но ничего подобного. Сакура ведь часто кричала, даже когда они...
— Не раньше, чем вы пообещаете выйти за меня замуж!
Хината поймала себя на желании постучаться головой об стенку. Хотя у нее самой вряд ли бы возникло такое желание — наверное, к этому привыкла Сакура.
Несколько лет назад они вместе с Ино открыли свою клинику — для психологической помощи детям, пострадавшим во время войны. Сколько нервов у Сакуры уходит на эту клинику, Хината могла представить только отдаленно, по редким рассказам...
Сегодня она столкнулась с мальчиком из такого «рассказа» лицом к лицу. Вернее, крышей к брусчатке.
— Спускайся, и мы поговорим об этом!
— Пообещайте мне!
Ино смотрела почти в священном страхе. Чувствуя, что не может подвести ее и этого мальчика, Хината открыла рот для ответа.

***

«Если я откажу Хидеаки Хьюга в письменном виде, это будет глубочайшим оскорблением. Я не хочу обижать его, он хороший человек, но и замуж за него не выйду. Когда он найдет время, чтобы приехать в Коноху, я приму его как дорогого гостя и откажу ему, извинившись. Он будет искать причину моего отказа. Нужно, чтобы, расспросив хоть всех в Конохе, он не понял, в чем дело. Иначе Сакура может оказаться в опасности.
Хидеаки Хьюга — хороший человек. Но он уже не вполне синоби, слишком много дела имел с политикой. Я не хочу, чтобы за мой отказ пришлось расплачиваться Сакуре».
— Конечно, в дневник Хинаты этот Хидеаки бы не полез, — пробормотала Сакура себе под нос. — Не то воспитание. А вот расспросить всех в округе, чтобы потом по-тихому пришить мерзкую безродную Харуно Сакуру, которая бросает тень на великолепную Хинату и не дает ей воссоединиться с Хидеаки... Все ясно.
«Быть главой клана можно и не выходя замуж. Я согласилась стать главой только на этих условиях. Отец и старейшины поддержали меня. Если дети Ханаби унаследуют бьякуган, следующим главой может стать один из них. Или, возможно, выберут кого-то еще из старшей ветви.
Я знаю, быть наследницей — непросто. Но верю, что справлюсь. Сакура всегда меня поддержит. Когда Хидеаки уедет из Конохи, я все ей расскажу. Мы будем вместе, что бы ни случилось».
— Прости меня, Хината, — Сакура опустила дневник. — Но скрываться от всех — не по мне. Не думаю, что престиж клана пострадает, если о нас узнают. Ты ведь все равно не собираешься выходить замуж?.. Я поговорю с этим Хидеаки по душам.
Она размяла пальцы, но характерного хруста не услышала — у Хинаты были другие руки.

***

— Исами-кун, — начала Хината, — я не смогу выйти за тебя замуж. Ты мне очень нравишься, ты лучший парень в мире! Но, понимаешь... я уже люблю другую. Так что... мы сможем остаться только друзьями.
— Са... Сакура-са-а-ан, — мальчик был готов расплакаться. — Я не подхожу вам только потому, что я не девочка?
— Ничего подобного, — поспешила заверить Хината. — Просто свою любимую я встретила раньше, чем тебя. Но, знаешь... в этом огромном мире тебя ждет твоя вторая половинка. Если ты сейчас спрыгнешь, то никогда ее не встретишь! Поэтому спускайся.
Мальчик медленно отошел от края крыши. Поджидавшие там синоби бросились к нему. Хината облегченно выдохнула.
— Ну ты даешь, подруга! — Ино хлопнула ее по плечу. — Я в тебе не сомневалась. У вас с Хинатой... все хорошо?
Хината моргнула.
— Ты... э-э-э... откуда ты знаешь? Я тебе рассказывала о нас?
— Тут и рассказывать не надо, — хмыкнула Ино. — Наши все знали еще до того, как ты решилась признаться Хинате. Или это она тебе призналась? Ладно, не рассказывай. Главное, чтобы теперь все сложилось. А то к Хьюгам сегодня важный гость приехал, Котецу и Изумо его на воротах видели. Хидеаки вроде... Дайме служит.
— Не может быть, — Хината схватилась за голову. — Извини, я спешу!
Бежать в теле Сакуры определенно было удобнее, чем в своем, — грудь не так мешала.

***

— Я загадала желание перед сном, — похоронным голосом сказала Сакура. — О том, чтобы мне был ответ насчет нашего брака. Мой хацуюме был однозначен — нам не судьба быть вместе, Хидеаки-сама. Я не боюсь за свою жизнь, но не хочу видеть слезы на вашем лице, когда вы найдете мой бездыханный труп. А так оно и случится на третий день после нашей свадьбы, если она состоится. На мне лежит благословение Аматерасу, Хидеаки-сама, но благословила она меня не на брак с вами. Мне жаль.
Хидеаки, которому, вообще-то, полагалось возмутиться, вместо этого побелел как полотно.
— Как же я не подумал... злопыхатели дайме-сама... Простите, Хината-сама. Вам и вправду не следует связывать свою судьбу с таким опасным человеком, как я. Вы — наследница клана. Будьте счастливы с тем, на кого вам укажет Аматерасу.
Сакура мысленно похвалила себя за догадливость — и церемонно поклонилась.
У человека, связанного с политикой, просто не может не быть врагов.

***

Хината ворвалась в поместье Хьюга, не успев самую малость — Хьюга Хидеаки только что отбыл. Сердце колотилось как бешеное; она влетела в собственную комнату...
И увидела себя — в роскошном кимоно с камелиями.
— Хината? — спросили ее собственные губы.
— Сакура? — догадалась Хината. — Что... ты... ты же ему отказала?
— Отказала, конечно. Не собираюсь я замуж ни за какого Хидеаки. Как раз хотела переодеться и идти к тебе, — она опустила веки. — Хината... прости меня. Я не знала, что ты хочешь меня от него уберечь и поэтому отталкиваешь.
— И ты прости. У тебя очень напряженная работа, ты много нервничаешь. Я должна была тебе сразу все рассказать... но не хотела подвергать тебя риску. Сакура...
— М-да?
— Помочь тебе раздеться?..

***

— Значит, ты тоже загадала желание, — пробормотала Сакура, уже проваливаясь в сон. Она всегда знала, что у Хинаты чувствительная грудь, но убедиться в этом на собственном опыте... потрясающее ощущение. — С журавликом...
— Да. Чтобы мы поняли друг друга лучше. Пожили друг у друга под кожей.
— И как тебе под моей кожей?
— Тебе нелегко.
— Тебе тоже. Извини, что раньше этого не понимала, — Сакура отключилась посреди фразы.
Проснулась она от звона колокольчика.
— Ужин, Хината-сама, — ровным голосом возвестил Хьюга Ко.
Сакура приоткрыла один глаз, увидела спящую рядом с собой Хинату и успокоилась. Обратный обмен телами не заставил долго ждать.
— Тс-с-с, — она прижала палец к губам. — Не нужно ее будить.
— Я не скажу ей о том, что вы читали ее дневник, — пообещал Хьюга Ко.
— Чего? — Сакура приподнялась в кровати, торопливо прижала к груди сползающее одеяло. — Откуда ты...
— Я никогда не помогал Хинате-сама переодеваться. Если вы промолчите об этом — я ничего не скажу о дневнике.
— Ах ты, проклятый извращенец!..
В Ко полетели кандзаси, а потом и подушки.
Хината перевернулась на другой бок и накрыла голову одеялом — она, в отличие от Сакуры, привыкла к тому, что по спальне вечно шляется кто ни попадя.

____________________
* Ханецуки — игра, напоминающая бадминтон: участники ханецуки, встав в круг, отбивают волан, стараясь его не уронить. Игроку, который пропустил удар, разрисовывают тушью лицо. Игра популярна на Новый год. Считается, что чем больше волан остается в воздухе, тем защищенней от комаров игрок будет в течение следующего года.
** Дакрифилия — сексуальное возбуждение, вызываемое плачем партнера.

@темы: Yuri, Fanfiction, Sakura/Hinata, My

   

Naruto Yuri & Shoujo-ai

главная