Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Цветок и нож
Автор: Laora
Фандом: Наруто
Пейринг: Темари/Тен-Тен; Тен-Тен/Ино, Ино/Сакура
Категория: фемслэш
Размер: мини, 2485 слов
Жанр: мелодрама
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Тен-Тен во все времена была жестче своих коллег-фотомоделей.
Примечания: АУ про модельный бизнес; ООС; текст - приквел к фику "Горький шоколад"

В мире модельного бизнеса секс значит не больше, чем обмен визитками. Иногда он помогает добиться цели, но чаще — всего лишь дань вежливости, признак того, что ты играешь по правилам. Умей согласиться, когда это нужно, подыграть, — и покоришь любые вершины. Опыт, обходительность, работа — вот три секрета каждого успеха.
Впрочем, есть еще и секрет четвертый — поддержка.
Тен-Тен во все времена была жестче своих коллег-фотомоделей. В отличие от них, она умела обходиться без поддержки. Тен-Тен рано поняла, что ей нравятся женщины, и не стеснялась признавать это вслух, если спрашивали, не считаясь с реакцией собеседников. А реакция была очень разной — неприятие, сомнение, даже отвращение.
Женщины, с которыми Тен-Тен встречалась, тоже разнились между собой, как по внешности и характеру, так и по отношению к ней. Зачастую они восхищались ею и тем, что она не стыдится говорить о собственных желаниях. Даже следовали ее примеру — в частности, другие модели, уставшие от домогательств богатых придурков, которые приходили на показы как в магазин, чтобы выбрать себе очередную дорогую игрушку.
Попадались Тен-Тен и те, кого она сама по себе мало интересовала. Одно время она проводила ночи в компании профессиональной тайской массажистки, а как-то раз переспала с двумя стриптизершами — они привели ее в квартиру, которую снимали. С этими женщинами было не о чем говорить, да и не до разговоров им было.
По иронии судьбы, дольше всего Тен-Тен встречалась не с теми, кто ею восхищался, и не с теми, кто избегал совать нос в ее дела.
Самым долгим в ее жизни был роман с Темари.
Сабаку Темари, президент модного дома «Суна», где Тен-Тен работала, была внезапна, как буря в пустыне, и навязчива, словно моровое поветрие. Физически она безусловно привлекала Тен-Тен, поэтому за совместным распитием кофе, с которого они начали, неминуемо последовал секс, а за сексом — приглашение в клуб «Райский уголок», куда приходили исключительно женщины. У Темари было не особенно много свободного времени, но все имевшееся она прилежно проводила с Тен-Тен, никогда не спрашивая, согласна ли та.
Темари отличалась экстравагантными поступками. Как-то раз заметив любовный роман, который Тен-Тен из чистого интереса взялась почитать, Темари пожаловала ей двести пятьдесят разноцветных томиков с парами на обложках, причем без единого повтора. Это в какое количество книжных надо было наведаться. Хотя, конечно, наведывалась не сама Темари, кто-то из ее ассистентов — тех самых, которые доставили романы к Тен-Тен в квартиру.
А чего стоили постоянные цветы, приглашения поужинать в престижных заведениях и подарки, на первый взгляд незначительные — пеньюар, который Тен-Тен надевала, когда оставалась у Темари ночевать, косметика, одежда, выпускаемая модным домом «Суна», — иногда после показов Тен-Тен разрешалось уйти в том, в чем она только что красовалась на подиуме, — многочисленные аксессуары вроде сумочек, медальонов, носков с вышивкой и заколок.
Большую часть подарков Тен-Тен не принимала — или старалась дарить что-нибудь взамен, но эти попытки ей самой казались неубедительными. Темари не нуждалась в ее ухаживаниях — она была гораздо обеспеченнее, и эмоциональной ценности презенты Тен-Тен для нее не представляли. Как, впрочем, любая инициатива, от Тен-Тен исходившая. Темари выбирала, где и когда они встретятся, куда поедут; Тен-Тен могла согласиться или отказать, но не предложить третий вариант. Что там, она и позвонить Темари не могла — та этого не одобряла, слишком занята была. Темари всегда звонила сама — и не стеснялась в популярных выражениях объяснить, куда Тен-Тен пойти, если та ей вдруг мешала.
К тому же, Темари была страшно ревнива. Она предпочла бы, чтобы Тен-Тен общалась только с ней: другие модели, с которыми Тен-Тен раньше встречалась, были скоропостижно уволены из «Суны» без объяснения причин. В конце каждого дня, если только Темари не отвлекала работа, Тен-Тен приходилось отчитываться, чем она занималась и, главное, с кем.
Эти отношения не могли длиться долго, но и разорвать их никак не получалось. Настойчивость и самоуверенность Темари не знали границ: она была свято уверена, что Тен-Тен любит ее и им суждено быть вместе, что бы та ни говорила. Ссориться с Темари Тен-Тен попросту не могла — останавливало чувство вины... и опасение потерять высокооплачиваемую работу, чего греха таить.
От дорогих подарков, вроде ювелирных изделий или новенького авто, Тен-Тен еще удавалось отказываться. От экскурсии по скандинавским странам она отказаться не смогла — тем более, Темари мастерски замаскировала эту поездку под командировку. Что с работой экскурсия не имеет ничего общего, выяснилось позже. Уже это должно было насторожить — Темари решала за Тен-Тен, планировала ее жизнь на десять ходов вперед, как в бизнесе, будто в шахматах, в которых, по слухам, была хороша. Сама Тен-Тен играть не умела.
По-настоящему насторожилась она, когда нашла в своей съемной квартире жучок. Тен-Тен знала, как он выглядит — ее сводный брат работал в полиции и какое-то время занимался прослушкой.
Темари следила за ней.
Вслед за жучком в квартире отыскалась скрытая камера, а в арке рядом с домом — частный детектив. Тен-Тен давно заметила, что этот человек за ней наблюдает, и на всякий случай держала газовый баллончик наготове. Баллончик не пригодился — с детективом понадобилось всего-то поговорить, чтобы узнать: он работает на Темари.
Телефонных разговоров Темари было недостаточно. Она не верила Тен-Тен, потому и установила за ней наблюдение — до тех пор, пока они не поженятся за границей. В том, что это рано или поздно произойдет, Темари не сомневалась — Тен-Тен только пофыркивала на такие слова, предполагая, что ее начальница шутит.
Но Темари не шутила. Она бы заставила Тен-Тен зарегистрировать отношения, нашла бы способ. А потом пришлось бы бросить работу и расстаться со всеми планами на дальнейшую жизнь — со всем, что определяло Тен-Тен как личность.
Она бы превратилась в молчаливое приложение к Темари. Как модели, связывавшие свои жизни с богатыми придурками, приходившими поглазеть на них.
Модели интересовали придурков как красивые вещи; Тен-Тен интересовала Темари как безотказная вещь. В конечном итоге, Темари мало отличалась от мужчин.
Осознав это, Тен-Тен поступила как взрослый и, без сомнения, здравомыслящий человек — она решила напиться. «Райский уголок», когда-то любимый клуб, единственное место, куда она сама пригласила Темари, показался Тен-Тен самым подходящим для этого заведением.
В ту ночь она смешала текилу с экзотическими коктейлями, а проснувшись, обнаружила себя в чужой постели. Черные простыни, евроремонт, дизайнерская обстановка... огненно-рыжие, без сомнения, крашеные, волосы женщины, спавшей рядом.
Темари ее убьет, подумала Тен-Тен. Потом заметила неподалеку от кровати светильник — у Темари был похожий, от того же мастера. Эти светильники стоили сумасшедшие деньги.
В сознании шевельнулось нехорошее подозрение; оно подтвердилось немного позже, когда рыжая незнакомка проснулась и предложила Тен-Тен выпить апельсинового сока.
Эту женщину звали Таюя. Она была финансовым директором модного дома «Звук», главного конкурента «Суны» — и враждовала с Темари на протяжении нескольких лет. Тен-Тен стала просто орудием мести: Таюя предложила ей перейти работать в «Звук» как ведущей модели «Суны».
Словами не передать, как Тен-Тен радовалась, поняв, что в ней лично Таюя не заинтересована. Она, если честно, успела соскучиться по подобным необременительным отношениям — видимо, моногамия была не по ней. Во всяком случае, моногамия с Темари.
Кроме того, Таюя предлагала работу — ничуть не менее оплачиваемую, чем в «Суне», и без постоянного контроля со стороны Темари. Даже обещала охрану на первое время, пока Темари не остынет. Видимо, уж очень хотелось уесть соперницу.
Тен-Тен приняла предложение Таюи с неожиданным для нее самой энтузиазмом. Сменив место работы, переехав на другую квартиру и разжившись новым номером телефона, Тен-Тен почувствовала себя в относительной безопасности. Возможно, напрасно.
Поначалу Темари, немедленно ее выследившая, добивалась встреч с Тен-Тен с поразительной настойчивостью. При этом она придерживалась правил приличия; увидев Темари, Тен-Тен попросту не смотрела на нее и не отвечала на ее слова. В конце концов, она всегда была жестче своих коллег.
Когда Темари начала следовать за ней повсюду, как только выдавалось свободное время, Тен-Тен направилась в «Райский уголок» и ушла оттуда с первой приглянувшейся девушкой.
После этого Темари отстала. Тен-Тен иногда встречала ее в «Райском уголке», но даже не здоровалась. Жизнь наконец влилась в нужное русло — Тен-Тен чувствовала себя свободной, все чаще снималась в рекламе для модных журналов и вскоре увеличила свой годовой доход в несколько раз.
А потом она влюбилась.
Они познакомились не в «Звуке», пусть обе были связаны с ним, как и с «Суной». Местом встречи стал тот же «Райский уголок», где Тен-Тен однажды увидела грустную женщину с длинными светлыми волосами.
В этой измученной женщине трудно было узнать популярную телеведущую, Яманака Ино. Она выглядела так, будто только что пережила трагедию, и Тен-Тен ни о чем не стала расспрашивать. Просто накрыла ее ладонь своей и предложила поехать в более тихое место.
Ино, чьего имени Тен-Тен тогда не знала, не возражала. На белом авто она отвезла Тен-Тен в свою квартиру.
Они любили друг друга в полумраке, в свете уличных фонарей, просачивающемся из окна, и ни с кем еще Тен-Тен не было так... сладко.
Может, потому, что никто из тех, с кем она спала раньше, не любил по-настоящему.
Был у Ино такой талант — умела отдаваться, всецело и полностью, и при этом оставаться загадкой; Тен-Тен узнала ее имя только утром и сама настояла на новой встрече. Ино отстраненно кивнула, глядя сквозь нее: тогда-то Тен-Тен и поняла, почему так ревновала Темари.
Этой ночью Ино любила не Тен-Тен, отдавалась не ей; она будто ускользала, и это действовало как красная тряпка на быка. Хотелось доказать — я лучше, я важнее. Хотелось, чтобы все повторилось, не раз и не два.
Против следующей встречи Ино ничего не имела. Она вообще была на диво покладиста — выдала Тен-Тен ключи от своей квартиры, когда та попросила, безропотно впускала ее в свой дом и свою постель, по ночам доводила до исступления... но всегда смотрела мимо.
В первую же совместно проведенную ночь Тен-Тен поняла: для Ино она — замена. Память о другой, возможно, столь же властной, в чем-то слабой, склонной как действовать, так и рассуждать.
Просто та, другая, не ответила взаимностью. А Ино старалась сохранять со всеми хорошие отношения — в том числе с Темари, в чьем модном доме, как выяснилось, тоже когда-то работала, пока по приглашению Таюи не перешла в «Звук», а потом не попала на большой экран.
— Ты с ней спала? — однажды не сдержалась Тен-Тен. — С Таюей? И... Темари.
Ино ответила нечитаемым взглядом. Может, спала, может, нет. Какая разница? Никто из них не был женщиной, которую Ино представляла на месте Тен-Тен; в мире модельного бизнеса секс значит не больше, чем обмен визитками. Умей согласиться, когда это нужно, — и покоришь любые вершины...
Обе они, и Ино, и Тен-Тен, жили по этому принципу.
Обе они этот принцип нарушили. Ино — когда начала представлять на месте случайных партнерш другую женщину, Тен-Тен — когда полюбила Ино.
Это было даже хуже, чем чувство постоянного контроля со стороны Темари. Тен-Тен не понимала этого раньше: Темари поступала с ней честно. По-своему, на свой особый манер.
В отношениях с Темари всегда можно было отказаться. Она перестала преследовать Тен-Тен, когда та этого захотела, позволила выбрать между «да» или «нет».
Отношения с Ино свободы выбора не предполагали. Тен-Тен могла сколько угодно кричать «нет», но в итоге все равно получалось «да». Тен-Тен тешилась иллюзией того, что решает, а на деле решала Ино. Ее мотивы оставались для Тен-Тен такой же загадкой, как в первую встречу.
Может, и Темари чувствовала себя точно так же. Неудивительно, что она всеми силами пыталась укрепить их отношения.
Странное дело, но чем больше Тен-Тен любила Ино, тем больше она понимала Темари. Ино не желала раскрываться перед ней, даже когда кусала губы по ночам, а Темари раскрывалась все больше, хоть Тен-Тен ее практически не видела — редкие встречи в «Райском уголке» не в счет.
Тен-Тен знала, что Ино спит не только с ней, и сходила с ума от ревности. Она не раз пыталась порвать отношения. Бывало, они не встречались неделями, за которые в постели Тен-Тен успевало побывать несколько разных женщин, но это все было не то и не так. Ино мерещилась ей повсюду, Ино таила в себе неразгаданные секреты, как закрытая чашечка цветка, и Тен-Тен неистовствовала, готовая вскрыть этот цветок силой, при помощи припасенного ножа — в конце концов, ей всегда нравилось холодное оружие.
Должно быть, так себя и чувствовала Темари.
Тен-Тен не поняла, когда все изменилось, когда цветок Ино расцвел, а на тонких губах появилась счастливая улыбка. Во время их очередного временного разрыва Ино встретила кого-то... особенного. Тен-Тен не удержалась от слежки — и убедилась в своих догадках, когда увидела девушку с розовыми волосами, которую Ино уже несколько дней встречала у клиники «Коноха».
Тен-Тен сидела в «Райском уголке» и пыталась осмыслить увиденное; тут-то за ее столик и подсела Темари. За прошедшее время она не особенно изменилась, разве что стали жестче складки в уголках губ.
— Не следует им мешать, — сказала Темари. Поздороваться она не удосужилась — и о себе не говорила тоже. Редкий случай.
Может, поэтому Тен-Тен ей ответила.
— Какого черта ты лезешь в мою личную жизнь, — процедила она, ничуть не сомневаясь — Темари в курсе. Она всегда знала слишком много. — Думаешь, у тебя есть на это право?!
— Никакого, — согласилась Темари, — никакого права. Но они правда любят друг друга. Обе, и... по-настоящему. Отступись, Тен-Тен. Я же отступилась.
— После того, как я сама ушла.
— Я разве говорила, что отступилась от тебя? — Брови Темари приподнялись. — Ты вернешься, а Таюя еще попляшет. Я всегда получаю то, чего хочу. Кроме докторессы с розовыми волосами — она мне не принадлежит. Даже на одну ночь. Она — для Ино, Ино — для нее. Отступись.
— Ты просто ужасна, — сказала Тен-Тен. Другие слова не шли ей в голову. — Ты все еще думаешь, что я...
— Я готова признать свои ошибки. Те, кто счастлив, не размениваются на мелочные подозрения, не пытаются сковать друг друга. Наоборот, подозрения могут все разрушить. А быть прикованным никому не понравится. Я была неправа. Прости меня — и не повторяй моих ошибок.
— Не тебе решать, что мне делать! — Тен-Тен поняла, что кричит. — Если я захочу...
— Перережешь ей горло? — ухмыляясь, предположила Темари. — Потому что иначе ты ее не получишь. Они не такие, как мы, Тен-Тен. Не настолько сильные... жесткие. Зато они всю жизнь были верны друг другу. Они точно знают, чего хотят, а не идут за тенью чужой любви.
— Ты...
— Я предлагаю тебе попробовать еще раз. Теперь у нас все получится.
Тен-Тен поняла, что ей не хватает дыхания. Она не могла говорить.
— Ты знаешь, где меня найти.
С этими словами Темари приподнялась из-за стола; тут-то Тен-Тен и прорвало. Она сама не помнила, что кричала. Поток оскорблений и упреков лился из нее неостановимой волной — Темари выслушала все, не изменившись в лице. Потом она кивнула:
— Тебе решать.
И ушла, оставив Тен-Тен в одиночестве.
Днем позже Тен-Тен позвонила Ино и договорилась о встрече. Ино поначалу хотела ей отказать — Тен-Тен пришлось по телефону объяснять, что она хочет просто отдать ключи от квартиры. Голос Ино сразу стал теплее.
Следовало просто оставить ключи и уйти, но Тен-Тен не удержалась. Вначале она принялась мучить Ино расспросами о ее возлюбленной, а потом, когда пришла сама возлюбленная — видимо, Ино ее не ждала, — устроила ей безобразную сцену. В итоге ключи от квартиры Ино оставила как раз ее пассия, как выяснилось — бывшая одноклассница. Та самая, о которой Ино думала все это время.
Разыгрывая эту партию как по нотам, Тен-Тен ощущала себя ножом, вскрывающим чужую грудину, — пока не почувствовала боль.
Стоило возлюбленной Ино, Сакуре, выйти за дверь, как Ино немедленно залепила Тен-Тен звонкую пощечину. За дело, в общем-то. Но обидно от этого было не меньше.
Нож вскрывает нежные цветы, так и есть; а вот против цветов из гранита он бессилен, тупится и ломается. Сломать или быть сломанной — другой альтернативы в постоянных отношениях для Тен-Тен не существовало.
Но она все еще на что-то надеялась. Иначе бы, выйдя от Ино, не позвонила Темари.
В конце концов, дольше всего Тен-Тен встречалась не с теми, кто ею восхищался, и не с той, кем восхищалась сама.
Самым долгим в ее жизни был роман с Темари.

@темы: Fanfiction, Ino/Sakura, My, Tayuya/Ten-Ten, Temari/Ten-Ten, Ten-Ten/Ino, Yuri